РОССИЙСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

Меню сайта




Приветствую Вас, Гость · RSS 25.09.2017, 16:21
Главная » 2014 » Ноябрь » 8 » РЕАЛЬНО ЛИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗЫ ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?
12:58
РЕАЛЬНО ЛИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗЫ ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?

               Принятый в 2001 г. УПК РФ разрешил до возбуждения уголовного дела, помимо осмотра места происшествия и освидетельствования, назначать экспертизу. Буквальное толкование Закона позволяло утверждать, что следователь и дознаватель вправе были вынести лишь постановление о назначении экспертизы без возможности ее дальнейшего проведения на этой стадии процесса. Именно таким образом и складывалась следственная практика - до возбуждения уголовного дела выносилось постановление о назначении экспертизы, а ее производство осуществлялось после возбуждения дела.
               В сложившихся условиях органы предварительного расследования проводили исследования для получения достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В ходе расследования на основании проведенных исследований назначались экспертизы, что порождало необоснованное дублирование фактически одних и тех же познавательных действий, увеличивало временные и финансовые затраты. На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание в литературе и научных исследованиях <1>.

               В дальнейшем право назначения экспертизы вовсе исчезло из Кодекса и лишь 4 марта 2013 г. Федеральным законом N 23-ФЗ <2> вновь было возвращено в перечень следственных действий, производство которых возможно на этапе возбуждения уголовного дела.
               Памятуя об имевшей место ошибке, законодатель не только разрешил проводить экспертизу до возбуждения уголовного дела, но и усилил это предписание, наделив должностных лиц правом получать заключение эксперта в разумный срок. Чтобы у правоприменителя исчезли вообще какие-либо сомнения на этот счет, рассматриваемое предписание было продублировано в ст. 195 УПК РФ, где прямо закреплена возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.
               В данном случае остается не совсем понятным содержание права следователя (дознавателя) получать заключение эксперта в разумный срок, поскольку, подготовив заключение, эксперт намеренно не будет затягивать его направление инициатору производства экспертизы.
               Что же имелось в виду? Возможно, законодатель хотел подчеркнуть право органа расследования не только назначать экспертизу, но и получать заключение эксперта на этапе доследственной проверки. Однако указанное право прямо закреплено в ч. 4 ст. 195 УПК РФ. Вместе с тем незавершенность экспертного исследования не может повлиять на возможность продления предельного срока стадии возбуждения уголовного дела в 30 суток. Таким образом, упоминание разумного срока в части получения заключения эксперта никак не влияет на сущность отношений в стадии возбуждения уголовного дела, а значит, эта норма неэффективна.
               Итак, согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ в настоящее время должностное лицо, имеющее в своем производстве материал проверки по сообщению о преступлении, вправе назначать экспертизу, присутствовать при ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок. Однако на практике применение этой нормы вызывает трудности.
               Они заключаются в том, что УПК РФ регламентирует не все вопросы, касающиеся производства экспертиз. Значительная их часть регулируется Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" <3> и ведомственными Инструкциями <4>. Это касается порядка регистрации в экспертном учреждении поступивших постановлений о назначении экспертизы, сроков проведения экспертизы и некоторых других вопросов.

               При внесении изменений в УПК РФ другие нормативные акты своевременному изменению, как правило, не подвергаются, в связи с чем активное применение вновь созданных правил не всегда возможно.
Например, Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации <5> устанавливает, что экспертизы проводятся по уголовным делам и делам об административных правонарушениях (п. 2), что не предполагает проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела. Кроме того, срок производства экспертизы согласно Инструкции, как правило, не должен превышать 15 суток (п. 12), что ставит под сомнение возможность ее проведения в стадии возбуждения уголовного дела, которая не должна превышать трех суток. Несмотря на возможность продления этого срока сначала до 10, а затем и до 30 суток, ситуация практически не меняется.

               Учет экспертиз осуществляется в журнале, в котором должны быть указаны категория дела, его номер и состав правонарушения (п. 65). Каким образом следует заполнять журнал, когда экспертиза назначается до возбуждения уголовного дела, неясно.
Инструкции, регламентирующие проведение экспертиз в экспертных подразделениях других федеральных ведомств, в целом аналогичным образом упорядочивают указанные правоотношения.
               Поскольку Инструкции, которыми эксперт должен руководствоваться при проведении экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, не позволяют ему приступить к проведению назначенной экспертизы, в настоящее время следователи и дознаватели в стадии возбуждения по-прежнему проводят исследования. После возбуждения уголовного дела полученным сведениям придают доказательственное значение посредством производства экспертиз по возбужденному делу. Получается, что усилия законодателя по упрощению процесса использования специальных знаний не способствовали устранению проблемы, требующей настоятельного разрешения на протяжении нескольких десятилетий.
Применение указанных новелл имеет и другие проблемные аспекты. Части 1 и 2 статьи 144 УПК РФ содержат нормы, согласно которым полученные в ходе доследственной проверки сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 УПК. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению. Получается, что указанными новеллами, с одной стороны, законодатель преследует цель придать результатам доследственной проверки безусловное доказательственное значение. Это можно только приветствовать, поскольку материалы, имеющие доказательственное значение (получаемые на этапе возбуждения уголовного дела), стали признаваться доказательствами. Деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, которая до этого рядом авторов рассматривалась как непроцессуальная, стала процессуальной по своей сути, поскольку в результате ее осуществления стало возможным получение доказательства. Это в свою очередь должно отменить дублирование познавательных методов, о чем давно говорилось на страницах юридической печати.
               Одновременно этими же нормами (ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ) законодатель прямо отрицает возможность достижения рассматриваемой цели, обязывая органы расследования по каждому поступившему в рамках уголовного дела ходатайству сторон проводить повторную или дополнительную экспертизу во всех случаях. Указанные нормы фактически говорят об отсутствии достаточного доказательственного значения экспертизы, проведенной до возбуждения уголовного дела. И если с дополнительной экспертизой ситуация еще более или менее понятна (напомним, она проводится в случаях, когда эксперт не в полной мере ответил на все поставленные вопросы или его выводы недостаточно ясны, с сохранением доказательственного значения результатов первичной экспертизы), то, что именно относительно повторной экспертизы хотел сказать законодатель, понять сложно.
               Как известно, повторная экспертиза проводится в случаях, когда результаты первого исследования вызывают сомнения в их достоверности или имеются противоречия в выводах эксперта(ов). Речь идет либо об ошибке эксперта (например, в связи с отсутствием необходимой квалификации), либо о даче им заведомо ложного заключения. Но теперь законодатель формулирует еще одно основание для назначения повторной экспертизы - сам факт проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Только на этом основании, по мнению законодателя, экспертиза вызывает сомнение, и ее результаты следует перепроверить посредством назначения повторной экспертизы.
               Получается, что при рассмотрении полученного от потерпевшего или обвиняемого ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы в силу требований ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ следователь может принять необоснованное решение об удовлетворении ходатайства, если оснований полагать, что выводы первоначальной экспертизы вызывают сомнение либо являются неполными, у него не имеется.
               Также следует отметить имеющиеся на практике случаи заявления подобных ходатайств обвиняемыми исключительно для того, чтобы затянуть сроки расследования (когда заявляемое ходатайство не обосновывается, а в ответ на предложение следователя уточнить свою позицию относительно существа проблемы обвиняемые ссылаются на ст. 51 Конституции РФ, отказываясь что-либо пояснить).
               Полагаем, что конструируя указанную норму, законодатель действовал по аналогии с другой, регламентирующей допрос подозреваемого или обвиняемого в отсутствии защитника (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). В УПК РФ она была введена для того, чтобы переломить ситуацию с нарушением права подозреваемого (обвиняемого) на защиту, когда органы предварительного расследования своевременно не предоставляли ему защитника. Эта новелла имела позитивный эффект. Уже до вступления УПК РФ в законную силу следователи и дознаватели были ориентированы на участие защитника подозреваемого или обвиняемого по всем уголовным делам и количество случаев нарушения права на защиту заметно снизилось.
               Однако задумка законодателя в части обязательного назначения повторной или дополнительной экспертизы не совсем ясна. С одной стороны, он стремится избавить органы расследования от проведения совпадающих по сути исследований (с целью придания безусловного доказательственного значения заключению эксперта, которое получено до возбуждения уголовного дела). С другой - закрепляет право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого на инициирование обязательного производства экспертизы (фактически признавая заключение первоначальной экспертизы недопустимым доказательством по сугубо формальным основаниям).
Указанные проблемы являются не единственными применительно к вопросам проведения судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Специфика рассматриваемого следственного действия состоит в том, что решение о его проведении принимается должностным лицом органа предварительного расследования, а непосредственное проведение осуществляется носителем специальных познаний - экспертом. Анализ норм главы 27 УПК РФ позволяет утверждать, что вопрос о сроках проведения экспертизы не входит в компетенцию следователя, который на длительность проведения экспертного исследования повлиять не может (при всем желании).
               Нами уже отмечалось, что процессуальный закон не устанавливает никаких сроков ее производства. Указанные выше Инструкции по-разному регулируют проблемную область: Инструкция МВД устанавливает общий срок 15 суток для производства экспертизы, Инструкция МЧС - 20. В зависимости от условий проведения экспертизы сроки ее производства могут быть увеличены. Предусмотренная Инструкциями длительность производства экспертизы позволяет предполагать, что не всегда эксперт сможет закончить проведение экспертного исследования в установленные временные границы стадии возбуждения уголовного дела. В случае, если решение об отказе в возбуждении уголовного дела органом предварительного расследования будет принято до окончания производства экспертизы, то ее дальнейшее производство будет прямым нарушением закона со стороны эксперта.
               Основанием для производства следственных действий до возбуждения уголовного дела является наличие у должностного лица, назначившего экспертизу, материала проверки по сообщению о преступлении. В указанной ситуации производство следственного действия экспертом будет осуществляться в отсутствие предусмотренных законом оснований, поскольку проверка поступившего в правоохранительный орган сообщения о преступлении на этом этапе будет закончена.
               Истечение сроков проверки либо предварительного расследования не является для эксперта основанием для окончания экспертизы. По общему правилу экспертиза оканчивается только тогда, когда эксперт провел исследование и сформулировал выводы. В ходе предварительного расследования незаконченность экспертного исследования (других следственных действий) является основанием для продления срока расследования. В стадии возбуждения уголовного дела продление срока проверки сверх предельного 30-суточного срока в связи с незаконченностью экспертного исследования недопустимо.
               Для того чтобы не сложилась ситуация, при которой эксперт будет продолжать производство экспертизы после того, как принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, полагаем необходимым обязать должностное лицо, разрешившее материал проверки по сообщению о преступлении, уведомлять о принятом решении эксперта (если им не закончено производство экспертизы), наравне с заявителем и иными заинтересованными лицами.
               Подводя итог изложенному, надо признать, что усилия законодателя по расширению перечня допустимых проверочных действий нельзя оценить однозначно. С одной стороны, внесенные изменения призваны исключить дублирование познавательных методов в досудебном уголовном судопроизводстве, с другой - практическое применение рассмотренных в статье новелл пока весьма затруднительно.

Грачев Сергей Александрович,
доцент кафедры предварительного расследования
Нижегородской академии МВД России,
кандидат юридических наук.

<1> См., например: Наумов А. Уголовное преследование в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2005. N 3. С. 50 - 51; Бахтадзе Г. Процессуальные проблемы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2006. N 5. С. 92; Рылков Д.В. Проведение отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела: за и против // Российское право в Интернете. URL: // http://www.rpi.msal.ru/prints/200905_42rylkov.html; и др.
<2> О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 04.03.2013 N 23-ФЗ. СПС "КонсультантПлюс".
<3> О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // СПС "КонсультантПлюс".
<4> См., например: Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности [Электронный ресурс]: Приказ ФСБ РФ от 23.06.2011 N 277 // СПС "КонсультантПлюс"; Об утверждении Инструкции по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях федеральной противопожарной службы [Электронный ресурс]: Приказ МЧС РФ от 19.08.2005 N 640 // СПС "КонсультантПлюс"; и др.
<5> Вопросы организации и производства экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ [Электронный ресурс]: Приказ МВД РФ от 29.06.2005 N 511 (в ред. Приказа МВД России от 15.10.2012 N 939) // СПС "КонсультантПлюс".

Список литературы

1. Грачев С.А. О "разумных сроках" предварительной проверки сообщения об экономическом преступлении / С.А. Грачев, К.С. Частнов // Следователь (федеральное издание). 2008. N 4. С. 30 - 33.
2. Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях: монография / Е.А. Зайцева. Волгоград, 2003.
3. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела: монография. 2-е изд., испр. и доп. / отв. ред. И.С. Дикарев. М., 2012.
4. Шашин Д.Г. Некоторые проблемные аспекты производства проверки сообщений о преступлениях / Д.Г. Шашин, А.В. Коршунов // Эксперт-криминалист. 2014. N 1. С. 16 - 19.
5. Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение / С.А. Шейфер. Самара, 2004.

Ключевые слова: назначение и производство экспертизы, возбуждение уголовного дела, проверка сообщения о преступлении, следственные действия.

Is proceeding of expert evaluation before initiation of a criminal case real?
S.A. Grachev
The article deals with the problematic issues of appointment and manufacturing expertise to the criminal complaint. The conclusion of the need to supplement the rules governing the grounds and procedures for the production of examinations is drawn.
Key words: appointment and production expertise, a criminal case, checking reports of crime investigations.

.

Просмотров: 2553 | Добавил: Expert | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]